Старейшие жители сел Троицкая Вихляйка и Атманов Угол сохранили память о целителе и молитвеннике старце Симеоне, который появился в этих местах накануне событий революции и гражданской войны. О нем лично мало что известно, так как к нему относились как страннику, живущему подаяниями, «Христа ради». Однако именно с ним, как единодушно свидетельствуют люди, связано появление в лесу святого места: поклонного креста, целебных родников и камня.

Официальный статус святое место в пойменном лесу у реки Челновой  получило в 1999 году, когда один из родников был освящен во имя иконы Богородицы «Всех скорбящих радость». В сентябре 2011 года второй источник был освящен «Во имя Всех Тамбовских Святых», а территория благоустроена: появилась купель, удобный подход к источнику. Появились и свидетельства чудесных исцелений. 

Официально подтверждаемых сведений о старце пока не нашлось, но информаторы единодушно свидетельствуют о старце как молитвеннике, целителе, прозорливце и чудотворце. 

Дошедшие до нас изустные сведения о его житии позволяют увидеть сходство с житием и деяниями святого Симеона Столпника и преподобного Серафима Саровского.

Жители Троицкой Вихляйки вспоминают, что в пяти километрах от села старец Симеон поставил в лесу у большого камня-валуна крест, ископал колодец и стал молиться. По молитвам старца забили два родника, которые действительно теперь мы найдем в вихляйском лесу. На одном из камней старец спал, а на другом коленопреклоненно молился. Было это в первые десятилетия советской власти, так как о кончине старца Анне Сергеевне Скобелевой (старейшая жительница с. Троицкая Вихдяйка, 1932 г.р.) рассказывала её тётя, которая сообщала, что до войны (Великой Отечественной) к колодцу, когда старец уже преставился, ходили «молиться» и «молебствовать». Сохранилась и легенда о чудесном захоронении старца Симеона. По старости за Симеоном присматривала монашествующая женщина, которую он просил похоронить его у креста, который он поставил в лесу. Женщина решила, что сказанное – причуды старого человека и похоронила усопшего на кладбище. Ночью же она проснулась от странного гула. Когда она вышла из дому, то увидела, что с кладбища летит гроб с зажженными свечами. Так и пришлось перезахоронить старца.

Сила духа укрепляла старца, который жил среди волков, не причинявшими ему вреда, как не причинял вреда преподобному старцу Серафиму медведь, обитающий в лесу.

При жизни он почитался как молитвенник и целитель, по смерти целебные силы стали проявляться у святого места в лесу, где обитал старец.

Николай Николаевич Карманов (житель с. Троицкая Вихляйка, 1931 г.р.) вспоминает, что во все время на его памяти к роднику приходили монахини, а то и старообрядцы. Детей же прогоняли, не надеясь, видимо, что советское воспитание позволит им сохранить уважительное и бережное отношение к святыне. Анна Сергеевна свидетельствовала, что к роднику ходили «по грибы, по ягоды», а также за «холодной водой».

Обремененные болезнями люди получают исцеление, искупавшись в родниковой воде и обсохнув на целебном камне. Принято после купания оставлять полотенце на ветках деревьев, расположенных у купели и камня.

Много удивительных легенд связано со святыми источниками (родниками, озерами, реками) Сосновского района, богатого удивительными природными ландшафтами. Факт того, что здесь начинают бить новые целебные родники, расти камни, вселяет надежду на богоданную мудрость природы человека, который должен, наконец, осознать содеянное и – преобразиться.

 

28 июля 2013 г. Материал подготовлен Л.Ю. Евтихиевой.